Czasopisma Naukowe w Sieci (CNS)

Od Mohorta do turysty. Popularność motywu ukraińskich „Kresów” w polskiej kulturze i wyobrażeniach turystów

  1. Patrycja Trzeszczyńska

Abstract

От Мoхoртa к туристу. Популярность мотива украинских „Кресов” в польской культуре и воображениях

В статье излагается развитие представлений о Юго-Восточных Кресах в период от романтизма до современности, от топографического и военного определения до мировоззренческой категории, символа, определяющего состояние чувствительности, способа мышления о мире, мировоззрения и системы ценностей. Первая часть представляет собой обзор наличия кресовых сюжетов в польской литературе и популярной дискуссии. Во второй же излагаются формы функционирования представлений о давних Кресах среди активной в туристическом отношении академической молодежи, проявляющей интерес к Украине. Основанием для анализа являются материалы, полученные в ходе этнографических исследований, проводимых в 2006–2007 гг. Формирование мифа пограничных станиц и этоса польского кресового рыцарства задавало тон литературному фиксированию украинных пейзажей и их включению в народную мифологию в период романтизма, когда начались поиски памятников славянской древности, языческого прошлого и восхищение красочным фольклором русского народа. Благодаря популярности произведения Винцента Поля Мохорт от 1854 г., в котором появилось название „Кресы”, оно прочно укрепилось в обиходном языке и литературе. В начале XX в., a особенно после обретения Польшей независимости, произошла деконструкция идиллического мира кресов. Современное обращение к Кресам относится к межвоенному периоду в границах, установленных в 1921 г. В межвоенный период Гуцульщина стала новыми кресовыми рубежами и тем самым приняла мифологизированное мартирологическое, героическое измерение, свойственное некогда степным пространствам. Прежде всего период военных действий во время I мировой войны породил легенду новых кресовых станиц и их защитников, солдат 2. Бригады польских легионеров и оказал влияние на новый тип восприятия этого региона в общественном сознании. Этот способ восприятия Гуцульщины находит отражение в сегодняшней активности туристических и краеведческих кругов, воспитанных на тетралогии Станислава Винценца, значительно мифологизирующей карпатский край. Предпринимаемые в настоящее время кругами, связанными с туризмом, инициативы по продвижению Украины в Польше создают некоторую «моду», постоянно укрепляющуюся после 1989 г. Украинские „Кресы” функционируют среди туристически активной академической молодежи в краеведческом, сентиментальном и исследовательском измерении как альтернативная дестинация для туров „в теплые страны”, пространство для открытия, богатая искомой «дикостью»и обеспечивающая подлинность впечатлений. Одновременно представители исследуемой среды отмечают давний польский характер этих земель, часто пользуются стереотипическим образом послесоветского пространства, нередко в их высказываниях звучит также нотка грусти об утраченных Кресах.

 

From Mohort to a tourist. The popularity of Ukrainian “Borderlands” theme in Polish culture and ideas

The author examines the evolution of ideas about the south-eastern Borderlands, from Romanticism till the present day, from topographic and military descriptions to the category of worldview, a symbol of a certain state of sensibility, way of thinking about the world and set of values. Part one deals with the presence of borderland themes in Polish literature and popular discourse. In part two the author explores the functioning of ideas about the former Borderlands among touristically active university students who say they are interested in Ukraine. The analysis is based on the material obtained during ethnographic studies conducted in 2006-2007. The myth of borderland watchtowers and ethos of Polish borderland knights set the tone for literary commemorations of Ukrainian landscapes and their incorporation into national mythology during the Romantic period, when authors looked for remains of Slavic antiquities and the country’s pagan past, and enthused about the picturesque folklore of the Ruthenian people. Thanks to the popularity of Wincenty Pol’s 1854 poem Mohort, which included the name “Borderlands”, it became a permanent feature in literature and colloquial language. The beginning of the 20th century, especially Poland’s regained independence, brought about a deconstruction of the idyllic order of the Borderlands. Modern references to the Borderlands go back to the inter-war period and the borders set in 1921. In the inter-war period the Hutsul Region began to be associated with the myth of a new borderland and thus took over the martyrological, heroic dimension once characteristic of the steppes. Military operations during WWI in particular created the legend of new borderland watchtowers and their defenders, soldiers of the 2nd Brigade of the Polish Legions, and influenced a new perception of the region in society. This perception of the Hutsul Region is today reflected in the activities of tourist circles brought up on Stanisław Vincenz’s tetralogy, clearly mythologising this Carpathian land. Various initiatives undertaken by people associated with tourism to promote Ukraine in Poland generate a certain “fashion”, which has been constantly on the increase since 1989. For touristically active university students, Ukrainian “Borderlands” function in the tourist, sentimental, exploratory dimension as a destination alternative to trips to “exotic countries”, a space to be discovered, rich in the sought-after “wilderness” and ensuring authentic experiences. At the same time they stress the formerly Polish nature of this area, often resorting to stereotypical images of a post-Soviet space; their statements frequently also echo with regret over the lost Borderlands.

Pobierz artykuł

Ten artykuł

Wrocławskie Studia Wschodnie

14, 2010

Strony od 115 do 139

Inne artykuły autorów

Google Scholar

zamknij

Twoj koszyk (produkty: 0)

Brak produktów w koszyku

Twój koszyk Do kasy