Czasopisma Naukowe w Sieci (CNS)

Polsko-syberyjskie kontakty Piotra A. Kropotkina w latach 60. XIX wieku

  1. N.P. Matchanowa

Abstract

Польско-сибирские контакты П.А. Кропоткина в 60-е годы XIX века

В настоящей работе представлена личность знаменитого ученого и революционера, теоретика анархизма князя Петра Алексеевича Кропоткина, немного другим образом, чем во всех других, посвященных ему работах. Автор сосредоточивается в ней на представлении контактов Кропоткина с представителями польского освободительного движения, которые начались уже в период его службы в Восточной Сибири сразу после окончания Пажеского корпуса, когда он добровольно вступил в Амурское казачье войско. Огромное значение для его будущих взглядов имела служба в качестве адъютанта начальника штаба войск Восточной Сибири Б.К. Кукеля. Бoлecлaв Казимерович Кукель приехал в Сибирь в 1851 году, начал службу в чине сотника и сделал блестящую карьеру, получив в 1862 году степень генерал-майора. В карьере помешали ему выявленные контакты с М.А. Бакуниным, который совершил побег из ссылки, а от серьезного наказания спасло его заступничество Муравьева-Амурского. Кукель оказал огромное влияние на взгляды молодого Кропоткина, прежде всего из-за его подхода и отношения к ссыльным; о чем свидетельствовала часто повторяемая Кукелем фраза „Всякое насилие есть мерзость, давайте свободу”. Другим поляком, с которым Кропоткин поддерживал дружеские отношения, был И.В. Поплавски, дом которого стал местом встреч офицеров, купцов, своеобразным культурным центром. С политическими ссыльными, особой группой поляков, Кропоткин познакомился довольно рано. Он обращал внимание на их тяжелое положение, независимое от степени их вины, за которую они были сосланы. Огромное впечатление произвела на нем жертвенность ссыльных поляков, поднявших восстание на Кругобайкальской дороге. Это событие было очень существенным для обоих братьев Кропоткиных, поскольку впоследствии они покинули военную службу. Также в личной жизни Кропоткиных появились польские акценты. Петр Алексеевич много лет дружил с Софьей Лавровой, обучающейся в Цюрихе активной деятельницей народнического движения, благодаря которой он познакомился с социалистическимиучениями и которая сыграла важную роль в его жизни. Младшая сестра Софьи, Вера, вышла замуж за Александра. „Пять лет, проведенных в Сибири, были для меня настоящей школой изучения жизни и человеческого характера ” – писал Кропоткин о времени, когда приобрел многих польских знакомых и когда формировались его взгляды.

P.A. Kropotkin’s Polish-Siberian contacts in the 1860s

The paper presents a portrait of the distinguished scientist, revolutionist and theoretician of anarchism, Prince Peter Alexeyevich Kropotkin, a portrait different from those presented in various publications so far. The author focuses on Kropotkin’s contacts with the representatives of the Polish liberation movement, which began already during the Prince’s service in East Siberia shortly after he completed his education in the Corps of Pages, when he joined the Cossack Army of Amur as a volunteer. His later views were hugely infl uenced by his service as an aide to the chief of staff of the East Siberian Forces, B.C. Kukiel. Boleslav Casimirovich Kukiel came to Siberia in 1851, began his military service as a commander of a sotnia (hundred men) and made a brilliant career, rising to the rank of major general in 1862. His career was put in jeopardy following the exposure of his contacts with M.A. Bakunin, an exile who had escaped from Siberia, and he avoided severe punishment thanks to the intercession of Muraviov-Amursky. Kukiel exerted a huge infl uence on the young
Kropotkin’s views, mainly through his approach to exiles, whose spirit was conveyed brilliantly by Kukiel’s thought: “All oppression is vile, let us choose freedom.” Another Pole with whom Kropotkin was on friendly terms was I.W. Popławski whose house attracted offi cers as well as merchants, and was, in a way, a culture centre. Kropotkin came into contact with Polish political exiles, a very specific group, quite early. He noted how badly they were treated regardless of the nature of the offences for which they had been exiled. He was greatly impressed by the dedication of Polish exiles during the mutiny on the Krugobaykal road. This event was extremely important to both Kropotkin brothers because it prompted them to leave the army. There were Polish motifs in the Kropotkins’ personal life too. Peter Alexeyevich was a long-time friend of Sophia Lavrova – an active Zurich-educated participant in the national movement, thanks to whom he became acquainted with theories of socialism and who played an important part in his life. On the other hand, her younger sister, Vera, married Alexander Kropotkin.
“Those five years spent in Siberia were for me a real school of life and human character,” – wrote Kropotkin about the period during which he became friends with many Poles and during which his views developed.

Produkt niedostępny

Ten artykuł

Wrocławskie Studia Wschodnie

12, 2008

Strony od 59 do 68

Inne artykuły autorów

Google Scholar

zamknij

Twoj koszyk (produkty: 0)

Brak produktów w koszyku

Twój koszyk Do kasy